Гамбит Саммер (Часть 1)

 

Сквозь лобовое стекло Генри Двадцать-Один наблюдал за тем, как умирает Вселенная. Будь здесь кто-то еще, этот кто-то наверняка сказал бы ему: «Не забивай голову ерундой, со Вселенной все тип-топ». И действительно, если судить по тому, что было видно из кабины пилота, нельзя было сказать, что со Вселенной что-то не так. Вокруг были лишь астероиды. В тени одного из них притаилась «Черепаха» - старый фрегат контрабандиста. “Быть может, Вселенная еще пойдет на поправку”, - подумал Генри. День надо начинать с добрых мыслей - так когда-то говаривал его мозгоправ. “А вот человечеству уж точно хана”, - Генри буквально видел, как оно задыхается, тонет в бесконечном космосе.

 

“Тише, тише. Вот-вот, еще чуть-чуть, и боль уйдет. Останется только безмятежный сон”.

 

Капитан (и единственный член экипажа) отпил из бутылки протеинового кофезаменителя, кашлянул и поморщился.

 

Мрачные мысли продолжали лезть в голову. Сколько миров уже пало? А за последний цикл? В новостях, особенно Имперских, про это не скажут: дескать, центральные миры в безопасности, а на окраинах наши ребята в очередной раз задали жару пришельцам. Подумать только! Пришельцы, чужие! Когда-то Генри считал пиратов, иерихонцев и киберов самой большой опасностью. А теперь в какой сектор не прыгни, всегда наткнешься на эту инопланетную заразу. Кристаллиды, кажется, так они называются?

 

Генри не считал нужным в этом хоть сколько-то разбираться. Его тактика была проста: увидел чужого – беги. Невольно он взглянул на приборную панель, где горело два огонька над надписями «Мультифазовый адаптер щита» и «Ускоряющие Врата». Ему было как-то спокойнее от знания, что все системы работают. Пусть даже врата сейчас были бесполезны, прыгнуть в них среди астероидов было бы самоубийством. “Черепаха” на сумасшедшей скорости впишется в первый попавшийся булыжник. Одно только радует – кабина у Раптор МКII расположена в носовой части, а значит, пилот даже не почувствует боли…

 

Что-то скрипнуло в чреве фрегата. Генри насторожился, прислушался, но скрип не повторился. Надо бы слетать на ремонт…

 

Оставив бутылку в крепеже на приборной панели, он отстегнул ремни, державшие его в кресле, и осторожно оттолкнулся. Нулевая гравитация позволила ему легко воспарить над своим рабочим местом. Надо было размяться. Контрабандист, как обычно, провел ночь в кресле. По бортовому времени было почти десять утра. До рандеву оставалось еще пара часов, а значит, пора проверить груз. Перебирая рукояти на станах, Генри направился в сторону трюма. Сам он не видел особого смысла в таком количестве инспекций. Но его нанимательница особо распорядилась на этот счет.

 

Контрабандист невольно улыбнулся, вспоминая о ней. Пусть он видел ее только по интеркому, но как же она была хороша! И волосы, и глаза, и… Улыбка моментально испарилась с его лица, стоило пересечь шлюз трюма.

 

- Что же ты такое? – в очередной раз спросил Генри у огромного черного ящика.

 

Ящик, как и в прошлые разы, не удосужился ответить. Его конструкция была гротескной. Стальной корпус несимметричной формы был усеян клапанами, разъёмами – все меж ужасающими ребрами жесткости.  Монстр этот был накрепко прикован керамическими цепями к полу, потолку и даже стенам. Генри не без труда пролез сквозь эту паутину. Черная матовая поверхность ящика была покрыта старыми штампами, штрих-кодами и маркировкой. Самая свежая наклейка принадлежала таможне Империи, трехсотому отделению, блок альфа. Рядом с символикой и всей необходимой информацией о грузе красовалась подпись некоего М. Саммер. Раньше Генри как-то не обращал на это внимания. Интересно, кто это? Контрабандист уже несколько лет работал с этим отделением таможни и местными продажными бюрократами. Фамилию Саммер он видел впервые.

 

Небольшая приборная панель на ящике ожила от прикосновений.

 

Питание… норма.

Состояние… норма.

Герметичность… 100%

Температура… 4 по Цельсию.

Сеть… онлайн.

 

Стоп! Сеть онлайн?

 

- Какого дьявола?

 

Генри щелкнул на значок сети. Открылось подменю.

 

«Передача пакета данных», - гласила надпись. Генри уставился на нее. Всего секунду спустя надпись исчезла, а подменю сети закрылось. Задаться новым риторическим вопросом контрабандист не успел. По узким коридорам фрегата до него донесся звук сигнала входящего сообщения. Как вовремя! Оставив таинственный груз в покое, Генри направился обратно в кабину. Наверняка это было что-то важное. На коммуникаторе стоял фильтр – он принимал только сообщения от тех, кто был добавлен в белый лист. Сейчас там был только один контакт. А значит, это сообщение от нанимателя…

 

Приземлившись обратно в кресло, Генри ткнул пальцем в монитор, и сообщение появилось у него перед глазами:

 

«Внимание, Наемники!

 

Уже совсем скоро с моей личной верфи выйдут первые истребители класса "Nyx"…»

 

- Что за бред?

 

Какие еще наемники? Он же покинул ЕЦН вот уже как три года назад. Даже если это была массовая рассылка, компьютер не должен был ее принять. Глаза скользили по тексту, пытаясь найти хоть какое-то тайное сообщение, подсказку.

 

Подпись. Мисс Саммер. Так это она, а не он. Таинственная бюрократка с таможни… И, похоже, по совместительству – его наниматель. Система распознала ее подпись и приняла этот спам. Но что ей нужно было от наемников? В сообщении им предлагалась целая куча ресурсов за бессмысленные на первый взгляд поручения. Что за игру она затеяла? И самое главное…

 

- Кто вы, мисс Саммер?

 

Генри не успел перечитать сообщение. Компьютер протяжно запиликал, и на экране отразилась карта с тремя приближающимися точками. Без опознавательных сигналов. Генри легко читал их движения. Кто бы это ни был, они не искали его, они точно знали, где он, и двигались в его сторону кратчайшим путем. Счет шел на секунды. Контрабандист врубил двигатели и сразу дал задний ход, а секундой позже активировал миноукладчик.

 

Сотня блестящих бусин рассыпалась там, где только что была “Черепаха”. Они неровно мерцали красным светом. Сквозь это еле заметное марево Генри разглядел первого своего гостя. Штурмовик… командный. Яркая раскраска, череп и кости на борту. Пираты.

 

Контрабандист выпустил несколько зарядов из рельсового миномета, снял со штурмовика небольшую часть щита и скрылся за астероидом. Он тут же начал разворачивать машину. Лучше показать противнику спину, чем потроха. Точка на карте ускорилась. Пират врубил форсаж. Вспышка. Еще секунда, и точка исчезла. У Генри оставался еще один заряд миноукладчика… теперь только выбраться из астероидов. Он сам врубил форсаж и направил “Черепаху” к ближайшему просвету.

 

Интерком ожил.

 

- Неплохо, неплохо, – раздался из колонок грубый мужской голос.

 

Генри нажал тангенту на штурвале.

 

- Опознайте себя. Откуда у вас эта частота?

 

Мужчина лишь засмеялся в ответ. Смех его был настолько неприятным, что по спине Генри пробежался холодок. Он не понимал, что происходит, лишь знал, что надо бежать.

 

Форсаж нес его к спасительному просвету. А тем временем на радаре отразилась еще одна точка. Кто-то на большой скорости обходил черепаху по дуге. Мелочь, подумал Генри, такому не хватит огневой мощи, чтобы сбить врата. Но все же он попытается. В следующее мгновение точка исчезла. Адаптивный камуфляж? Те двое, что были позади, постепенно сокращали расстояние. Они тоже врубили форсаж. Смерть товарища их ничему не научила. Черепаха оставила за собой еще одно минное поле и продолжила полет.

 

Вот-вот, еще чуть-чуть...

 

Корабль контрабандиста выскочил из астероидов и начал закладывать вираж. Нужно было развернуться в сторону ближайших врат системы. Там его уж точно не догонят.

 

- Очень неплохо, - он снова услышал этот неприятный голос из колонок.

 

Со стороны астероидов появился корабль. Он шел ему наперерез. Генри заметил это слишком поздно, но пират не стал открывать огонь. Что-то было явно не так с этим кораблем. Вроде бы штурмовик, но модель… Генри никогда раньше не видел ничего подобного. Впрочем, сейчас у него не было времени даже на то, чтобы удивляться. Контрабандист вдарил по светящейся кнопке, и “Черепаха” выплюнула перед собой модуль врат. В полете от модуля отсоединилось несколько тонких пластин. Они быстро расширялись. Меж пластинами уже было видно силовое поле, которое спустя доли секунды образует прыжковые врата. Генри выжимал из “Черепахи” все, что мог.

 

Вот-вот, еще чуть-чуть…

 

Вспышка ослепила его на мгновение. Ударная волна сотрясла корабль. “Черепаха” резко сбавила скорость, и Генри с размаху впечатался головой в приборную панель.

 

Вскоре он очнулся, чтобы обнаружить несколько парящих в невесомости шариков собственной крови, обломки врат перед носом “Черепахи” и четыре луча дальнобойных орудий, нацеленные на его корабль.

Cookie-файлы

На сайте используются файлы cookie и другие аналогичные средства. Если вы остаётесь на сайте после прочтения данной информации, это означает, что вы не возражаете против их использования.