Гамбит Саммер (Часть 2)

 

- Это было около пяти... да, пяти лет назад. Я тогда еще был в ЕЦН и участвовал в охоте за маяком. Ученые от Федерации перебрасывали оборудование в систему Троя. Руководство Империи решило, что это, наверное, какое-то оружие, запрещенное трехсторонним пактом. Нас наняли обеспечивать астронавигацию, других ребят - нам помешать. Все как обычно. Стрельба и веселье. Меня подбивали три раза: один раз у маяка, второй – когда попытался выручить моего товарища Айрута (он зачем-то полез в одиночку на фрегат поддержки) и третий - когда я сам полез выносить дальника. А вот на четвертый раз что-то пошло не так. Ты же знаешь, как работает эта система у Имперцев? Тебя сбивают, и имплантат за секунду до смерти отсылает все твои воспоминания обратно на базу. Они клонируют тебя, запихивают в новый корабль и посылают обратно в бой. Весь процесс занимает какие-то секунды, и ты даже не замечаешь, что живешь теперь в новом теле. Поэтому корабли не оборудуют спасательными капсулами.

 

- Это стандартная практика. Старая, но надежная. Мы тут тоже ее практикуем, - отметил его собеседник, продолжая расхаживать по кабинету. Это был молодой мужчина, очень аккуратно и стильно одетый. Лицо его украшали бородка и неровный шрам.

 

- Только в этот раз все пошло не так, - продолжил Генри. – Меня опять подбили у маяка. Спустя десять секунд я вновь был у него. И знаешь, что я там увидел? Знаешь? Себя. Корабль взорвался, и автоматика сработала. Но пилот выжил. Я увидел живого себя, беспомощно болтающегося в космосе. Из скафандра била струя кислорода, а значит, времени тому мне оставалось совсем чуть-чуть. Сквозь лобовое стекло я наблюдал за тем, как умирает моя точная копия, как умираю я.

 

- И что ты сделал?

 

- Попытался себя спасти, конечно. Только за тем, чтобы получить удар управляемой торпеды в левый борт. Это дальник мне отомстил. Мою посудину разорвало на части, как и меня. А за секунду до этого мои ребята захватили маяк. Его сигнал перекрыл нашу навигацию, и мне пришлось висеть в ожидании канала еще тридцать шесть секунд. Тридцать шесть. Я буквально видел, как он задыхается, тонет в бесконечном космосе. Я говорил ему про себя, надеясь, что он услышит: «Тише, тише. Вот-вот, еще чуть-чуть, и боль уйдет. Останется только безмятежный сон».

 

Воцарилась тишина. Барон отвернулся к смотровой стене – огромному окну, сквозь которое открывался вид на ближайшее светило. На его орбите и располагалась станция пиратов. Генри отпил глоток кофе. Рассуждать о прелестях этого напитка, сваренного явно из настоящих бобов, ему как-то не хотелось.

 

- После этого я начал летать осторожней, считать свои смерти, - продолжил он. - Но не выдержал уже на двадцатой. Отказался от полетов, обнулил подписку на клонирование, продал все корабли, кроме одного. Со всеми вычетами и налогами денег не хватило даже на скромную жизнь. Пришлось подрабатывать техником в ангаре. Но ты же знаешь, каково пилоту без космоса. Вот я и занялся контрабандой.

 

- Теперь я понимаю, почему она выбрала именно тебя, - продолжая смотреть в бесконечность, произнес Барон, - тебе есть что терять. Без подписки ты смертен. И ты будешь беречь свою жизнь, свой корабль, а значит, и груз, как ни один другой капитан в этой галактике.

 

- Я об этом как-то не думал в таком контексте, - ухмыльнулся Генри, - неплохой будет рекламный слоган.

 

- Если мы договоримся, то тебе не придется об этом думать.

 

- И речи быть не может, - вновь отказался Генри. Он не собирался отдавать свой груз пиратам. Он прекрасно знал: ему сохранили жизнь лишь потому, что Барон не хочет повредить черный ящик. По этой причине он не сбил его тогда у астероидов. Осознав это, Генри активировал все оставшиеся на борту мины. Они сработают, если внутрь ступит хоть кто-то кроме него самого.

 

- Ты даже не можешь себе представить, насколько она опасна. Насколько опасны те, кто за ней стоят.

 

- Что ты знаешь о Саммер? – Генри не счел необходимым обращаться к Барону на «Вы», того это, похоже, даже забавляло.

 

- Не сильно больше твоего. Никто не видел ее вживую. Ее агенты проникли во все властные структуры. И я говорю не только об Империи. Технологии, которыми она обладает, не идут ни в какое сравнение с тем мусором, что есть у нас. Кто бы ни стояли за Саммер, они обладают огромной властью. И они были тут задолго до нас с тобой, задолго до начала Вторжения. Они существовали еще во времена Директориума, а может быть и раньше. Ты понимаешь, что я имею в виду?

 

- Ревенанты – это сказка.

 

- Да. И очень страшная.

 

Барон еще какое-то время постоял у окна, а затем вернулся к столу. Генри еще раз про себя отметил, как молодо выглядит его собеседник. И это было удивительно – шрам Барона был старым, а значит, он уже очень давно в этом теле. Генри невольно провел рукой по стежкам на своем лице. Когда рана зарубцуется, шрам будет напоминать ему о том, что он еще жив.

 

Тем временем Барон закончил возиться с настольным терминалом. Он извлек чип и бросил его на стол перед Генри.

 

- Деньги? – спросил контрабандист.


- Не только, - улыбнулся пират, - хотя стандартов там хватит, чтобы купить небольшой флот. Ну или Имперское гражданство с участком земли в придачу. Помнишь мой кораблик? Это “Никс”. Новая модель, только-только с верфей Наберии-392. Он твой. А еще этот чип - твой пропуск по станции. У нас тут много чего интересного. И тебе везде открыты двери.
Генри поднял чип со стола и придирчиво осмотрел его со всех сторон.


- То есть я могу взять этот “Никс”, улететь на нем прямо сейчас во внутренние миры и больше никогда не заниматься контрабандой?

 

Барон пожал плечами.

 

- Делай что хочешь. Ты, главное, отдай нам груз Саммер.


Генри внимательно посмотрел на своего собеседника. Тот все еще улыбался, но в глубине его глаз читалась настоящая ненависть. Рано или поздно пираты смогут деактивировать мины и вытащить груз. Правая рука Барона будто бы расслабленно лежала на столе. Было понятно, что тот в любой момент готов выхватить пистолет и лично прострелить голову несговорчивому контрабандисту. Зачем тогда весь этот спектакль? Зачем это предложение? Генри был нужен Барону только для того, чтобы сэкономить время. Он сам чего-то боялся и сильно торопился. Нельзя отвечать «я подумаю» и тянуть время, нельзя отказывать.


- Как по мне - отличная идея, - Генри засунул чип в нагрудный карман.

 

Барон откинулся на спинку своего кресла. Его улыбка приняла естественный оттенок.

 

- У меня сейчас голова кругом, - добавил Генри, - я бы перекусил, выпил…


- Конечно. Только не слишком долго.


- Я уже понял, что спать мне сегодня не придется.

 

Барон только кивнул в ответ и молча указал на дверь.


Оказавшись в одиночестве, Генри решил ненадолго потеряться в коридорах пиратской станции. Ему нужно было подумать. Станция эта была настолько древней, что, наверное, застала еще Директориум. Каковы были ее первоначальные функции, уже было не понять. Скорее всего, опорный пункт флота или центральное реле по разработке ближайшего пояса астероидов. Как раз того, где должно было состояться рандеву. Странно… зачем Саммер выбрала место встречи так близко к базе пиратов? Будто бы она хотела, чтобы Генри поймали…


Очередная дверь открылась перед ним, среагировав на чип в кармане. Естественно, в чип был зашит маячок. Просто так с ним не сбежать. Но и оставить маячок нельзя – надо использовать его для отвлекающего маневра. Но как? Нельзя же просто подкинуть его в карман какому-нибудь пирату? Размышляя о возможных вариантах побега, Генри вышел в смотровой коридор ангара. Сквозь бронированное стекло он взглянул на сотни пиратских кораблей: прибывающих, готовящихся к рейду, стоящих на ремонте. “Черепаха” стояла в дальней части ангара. Видимо, чтобы минимизировать ущерб в случае взрыва. “Ник”с же располагался, как и положено кораблю Барона, на центральном подиуме.


Может быть, стоит закинуть чип на один из уходящих кораблей? Или оставить его на “Черепахе”, а самому… нет, нет… “Никс” не полетит без чипа.

 

- Проклятье!

 

Нужно придумать хоть что-то, прямо сейчас. Нужен какой-то отвлекающий маневр.


Он подошел к следующей шлюзовой двери, ведущей в ангар, но та не открылась. Генри провел чипом по кодовому замку. Ничего не произошло. Внезапно небольшой экран на панели замка ожил, и на нем показались знакомые очертания прекрасной незнакомки.

 

- Генри, - из колонки раздался голос мисс Саммер, - наш договор все еще в силе. Я помогу тебе бежать. Сейчас иди в медицинский отсек и надень там легкий скафандр полного цикла. Затем беги к “Черепахе” и улетай. Мои люди встретят тебя возле точки рандеву. И еще одно: удачи, Генри.

Экран погас, и дверь открылась. Контрабандист развернулся на месте и ускоренным шагом направился в сторону медотсека. Он знал, где это – там ему накладывали швы. Если Саммер говорила надеть скафандр, значит, надо это сделать, и как можно скорее. Это он тоже знал наверняка. Остальное оставалось загадкой. Например, как она установила канал связи со станцией, чтобы послать это сообщение, или откуда она знала, что его корабль называется «Черепаха»?


Он думал об этом всю дорогу до медотсека. Но ни одной путной мысли в голову так и не пришло. Внутри небольшого госпиталя было пусто. Мало кто пользуется услугами автодока, когда можно просто клонировать себе новое тело за соседней дверью.


Оказавшись в медотсеке, он направился к шкафчикам с защитными костюмами. Их тут держали на случай карантина. В этот же момент, свет в помещении погас и спустя секунду вернулся, но уже в красном цвете. По коридорам станции понесся протяжный звук сирены.


Неожиданно для себя Генри вдруг осознал все, что происходило, все, что должно произойти, и что ему нужно делать. В следующую секунду он потерял сознание.

Cookie-файлы

На сайте используются файлы cookie и другие аналогичные средства. Если вы остаётесь на сайте после прочтения данной информации, это означает, что вы не возражаете против их использования.