10 января 2018

Пробуждение. Часть IV. Реальность

452460b9b4e4a6e91c82db989c3f.jpg

Оно не человек. Ты же видел, что оно сделало с другими. Ты видел, как оно вырвало стальную дверь. Оно не человек. Убей его. Спаси себя. Ты не спрячешься - оно найдет тебя. Нет! Ты не убежишь – оно догонит. Убей его.

- Но я… - голова Рона гудела, как после удара в висок.

Его рука лежала на кнопке пуска погрузочного экзоскелета. Он не хотел запускать его. Не хотел атаковать доктора Мейса, но что-то внутри Рона говорило ему: это единственный выход. Мейс доберется до тебя раньше, чем…

Темный силуэт, очерченный светом, что исходил от корабля чужих, повернулся в его сторону.

- …и уничтожить всех, кто причастен, - произнес доктор.

Причастен к чему?

Ну уж нет! Не меня! Не сегодня.

 

Рон нажал кнопку и схватил рукояти управления.

- Попробуй, – сказал он и двинулся в сторону Мейса. Тяжелая стальная махина под его контролем двигалась легко. Рон точно знал, что делает.

Хотя до этого он ни разу не…

Доктор, в ответ, пошел на него.

Рон не стал ждать. Он направил на врага сопло клепального аппарата и нажал на спуск. С воем раскаленный кусок стали врезался в пол в том месте, где секунду назад стоял доктор. Резкий шаг вперед. Удар правой рукой. С ловкостью акробата, доктор перескочил через нее.

- Я найду вас, всех до единого! – воскликнул Мейс, - вы пожалеете о том, что сделали!

- Ну уж нет! Я не дам тебе меня прикончить, слышишь?! – Рон вновь направил на доктора клепальный аппарат.

- Мы говорим не с тобой, Рон, - Мейс лишь покачал головой. Удар его кулака снес аппарат в сторону, и клепка угодила в корабль чужих. Отсек озарился ярким зеленым светом. Машина, все еще живая, отреагировала на удар.

- Мы?

- Мы говорим не с тобой. С ними, - доктор указал на пустоту рядом с собой, - я и Мария.

Не слушай его! Бей!

 

Рон резко выкинул вперед правый манипулятор экзоскелета и доктор, отвернувшийся к своей «Марии» не успел отреагировать. От удара он отлетел назад, к кораблю. Рон шагнул вперед.

- Ты сумасшедший старик! – воскликнул он, - ты убил их всех!

Добей его.

Выстрел клепального угодил в доктора и врезался в пол. Мейс дернулся, но не смог высвободиться.

- Это они убили их. Те, кто дергает тебя за ниточки.

Рон попытался схватить доктора. Дважды тот отбивал манипулятор ногой, но на третий раз захват замкнулся на его теле.

- Я свободен, - крикнул Рон, - я сам принимаю решения!

Доктор схватился свободной рукой за клешни захвата и начал их разжимать. Рон попытался сжать его сильнее, но безрезультатно. Откуда в человеке такая сила?

- Ты знаешь, что это, – Мейс кивнул на корабль чужих.

- Мне плевать!

- Этот дрон был частью великого улья. Миллиарды таких же как он, пробивали поверхность планеты и разрывали сердце Биона, чтобы создать внутри имплант. Рабский ошейник. Левиафана. На этом Бионе им не удалось. Но планы остались…

 

Пока он говорил, его рука уже успела разжать один из трех зажимов.

- Что ты несешь? Какой еще к Бартлу Бион?

Рон поднял доктора в воздух, оторвав его от пола. Доктор никак не отреагировал.

- ПБ сорок два. Планета живая. Она говорит со мной через Марию.

Рон прошел еще несколько шагов и со всей силы ударил Мейса о корпус корабля чужих. Конструкция вспыхнула еще сильнее.

- Она мертва! – крикнул он, нанося очередной удар, - мертва! Мертва! Мертва!

Даже несмотря на свою неестественную силу, Мейс уже не мог сопротивляться. Рон приставил сопло клепального аппарата к его голове.

- Твоя жена мертва, Алекс, - произнес он, - и скоро ты присоединишься к ней.

Доктор улыбнулся.

- Откуда ты знаешь, что Мария – моя жена?

Рон застыл. Свечение от корабля чужих уже само пульсировало, без ударов. И такое же свечение исходило от шкатулки, которую он держал за поясом скафандра. Откуда она вообще взялась?

Не слушай его. Он играет с тобой. Он опасен.

- Кто это говорит? Кто говорит в моей голове!?

Настала тишина.

- Как кристаллиды, управляли Бионами, ревенанты управляют тобой, - проговорил доктор, - через импланты.

Нет! Это невозможно!

- Нет! Это невозможно! – воскликнул Рон и нажал на спуск.

Тело доктора безвольно повисло в зажиме манипулятора.

 

Рон заглушил экзоскелет и вышел из него. В его руках оказалась шкатулка. Он попытался открыть ее, но не смог. В этот момент вездеход остановился, видимо, достигнув своей цели. Но тряска не прекратилась.

Пора уходить. Надо добраться до шаттла.

Но он все еще смотрел на шкатулку и не мог понять, почему она так ему важна. Почему он рисковал своей жизнью ради нее. Почему ради нее он убил…

Его разум перебирал сотни и тысячи вариантов. Подарок матери… или любимой женщины? Что-то что досталось от отца? Нечто очень важное. Но где-то в глубине разума он четко осознавал, что ни одной такой вещи просто не существовало.

И тогда Рон внимательней взглянул на то, что было у него в руках. Это был обломанный кусок зеленого кристалла. Часть корабля чужих.

- Не ради этого я…

- Довольно, - в его голове прозвучал незнакомый женский голос, - мне уже надоела эта игра. Иди к шаттлам.

Повинуясь этому голосу, он направился к выходу из вездехода. Рон хотел остановиться, но одна мысль об этом отзывалась мучительной болью по всему телу.

- Ты… ты заставила меня!

- Надо было внимательней читать контракт. Производитель имеет право обновлять имплант по своему усмотрению, - голос был одновременно радостным и жестоким.

 

Рон спустился по трапу. Его тело несло его в сторону станции шаттлов. Сапоги скафандра ступали по трясущейся земле. Вот-вот начнется очередное землетрясение.

«Если я смогу немного задержать ее…»

- Никто не разрешал тебе думать самому.

Мощный спазм скрутил все тело Рона, но он продолжил движение.

- Мы как раз успеваем на свой рейс.

И в этот миг перед Роном выросла фигура доктора Мейса. Он взялся из ниоткуда, будто бы из-под земли.

- Ты мертв! – воскликнул голос устами Рона.

- Можно убить тело, - улыбнулся Алекс.

- Но нельзя убить воспоминание, - добавила Мария, обняв Рона со спины.

 

Обсуждение на форуме

С уважением,
Команда Star Conflict


Cookie-файлы

На сайте используются файлы cookie и другие аналогичные средства. Если вы остаётесь на сайте после прочтения данной информации, это означает, что вы не возражаете против их использования.